Хохблау

Я зануда.  - Мне не нравится, и я неременно об этом напишу, - что вместо Мань-Пупы-Ньер пишут Маньпупынёр, Вместо Нёр-Ойка - Неройка (некопайка), Вместо Торм-Эмтор - Тормэмтор, вместо Вась-Ёган - Васюган, вместо Коллек-Еган - Коллекъёган.  И так далее.  Вот как это делается, пример:
(документ из городского сайта)
09.02.1977 - Решение облисполкома №78, г. Ивдель.
Уточнить и считать правильными наименования населенных пунктов: пос.Улымсос (вместо пос.Улым-Сос) Оусского поссовета, пос.Новошипичное (вместо пос.Новошипичный) Северного поссовета, пос.Талица (вместо д.Талица) Северного поссовета, пос.Бурмантово (вместо д.Бурмантова(о)) Хорпийского сельсовета, пос.Лямьяпауль (вместо пос.Лямья Пауль) Хорпийского сельсовета, пос.Суеватпауль (вместо пос.Суеват Пауль) Хорпийского сельсовета, пос.Екатерининка (вместо с.Екатерининка) Екатерининского сельсовета, пос.Краснооктябрьский (вместо пос.Красный Октябрь) Краснооктябрьского сельсовета, пос.Глубинный (вместо пос.Глубинный 4-й) Понильского сельсовета, пос.Митяево (вместо д.Митяева(о)) Понильского сельсовета, пос.Денежкино (вместо д.Денежкина(о)) Самского сельсовета.
Вот если бы так же кто-то переименовал Страый Оскол в Старыэскол, Нижний Тагил в Нижнийтагил или Нидертагэл, Верхнюю Синячиху в Верхнюсинячиху или в Хохблау, - вы сказали бы, - вы оккупанты, что ли?  Что вы коверкаете наш язык, наши исконные названия, смыслы?!!!
А мы как себя ведём?

Время - не ждёт?



На картинке два карьера. Севернее - Шемурский. Южнее - тот, что побольше, - Ново-Шемурский. Шемурский - отработан. Сейчас его пытаются рекультивировать и собрать вокруг него подотвальные воды. Картинка свежая, от 19 июля 2021 года. Очеидно, что на Шемурском ведутся активные работы.



В северной части видно, как укладывают бентонитовые маты.  И площадь их растёт.
Пока о результатах говорить рано.  Но от жителей Ивделя я слышал, что речка стала получше.  А вот Шегультану достаётся всё больше.
На Новошемурском карьере идёт наращивание производства, расширение площадей.  И, к сожалению, продолжается рассеянный сток подотнвальых вод.  И объём этих вод, с ростом добычи руды, увеличивается.  Местные жители всё чаще указывают на то, что стала заметно грязной и Сосьва - река, в которую впадает Шегультан.







И меня это очень беспокоит.  Опыт Шемурского карьера выявил и ошибки, и "грехи", допущенные и до, и при его эксплуатации.  Я не знаю, учтён ли печальный опыт Шемура на Новом Шемуре?  Наверное, - нет.  Наши реки красноречиво об этом свидетельствуют.  Сейчас на Шемуре идёт рекультивация.  Если она пройдёт успешно, - а продлится она не один год, - то опыт рекультивации Шемура будет применён и на Новом Шемуре.  Но ведь о рекультивации Нового Шемура можно будет говорить только после его отработки, а это не меньше десяти лет.  Может быть, стоит подумать над тем, чтобы начать делатьчто-то большее на Новом Iемуре уже сегондя, чтобы рекультивация его не была столь затратной и длительной?  И реки наши, Шегультан и Сосьва, хоть немного, а начали бы приходить в себя.  Чтоб дети или внуки наши, хотя бы, увидели чистые реки такими, какими помним их мы.              

Вот оно какое

Такое уральское лето. Когда в тени холодно и на солнце не жарко. Ощущение детства. Ночи у костра. Спине - холодно. И, кажется, что помнишь те несколько ночей, когда ночью в рубашке (без фуфайки) - тепло. Именно, "ночь в рубашке" - это событие, о котором вспоминаешь и рассказываешь потом всем долго-долго. И да, - точно, было такое - отвечают.

Осень стучится.

Зимы 2020 и 2021 были очень интересные. Одна баловала теплом, другая пугала морозами. А вот лето не интересное. Не понятно, где началось и где закончилось. Жара в 2021 стояла уже в мае, а в 2020 лето не могло никак закончиться, а осень - начаться. А нынче осень уже в июне подмигивала жёлтым листом - вот я. Не смотря на дожди, которые случаются, - это лето можно назвать одним словом - засуха. Грибы не успевают развернуть шляпки, - сохнут. Трава - сенокос, коси и складывай. - Сухая трава на корню. Но зато много. Деревню - нет, не обкосить, много, много лишней травы. Не знаю, нарастёт отава, или нет. Поскотина сухая, жёлтая. Впервые хочется так сильно, чтоб лето прошло.















На границе разума и комфорта

На этом участке границы застав не очень много. Зато граница очень разная. Пограничники сидят на своих заставах, обсуждают свои дела, и дела соседей.
С недавнего времени пограничникам объявили о том, что должны они заняться делом воспитания нарушителей границы, их пограничным просвещением. Собственно, пограничники так, или иначе, всегда занимались этим, но вот теперь им вменили это по должности. С намёком на то, что можно будет брать за это деньги. Сперва – «можно», а со временем – и «обязательно нужно». А заставы, меж тем, - разные. Есть заставы с дорогами, при посёлках, и на заставах есть пропускные пункты. Это отдельные заставы, и их не много. Остальные же - в таких местах, куда не только нарушители границ, но и сами пограничники добираются с трудом. Но развивать нужно все заставы. Наиболее популярным среди нарушителей границ заставам даже выделили специально денег на развитие. Остальным же сказали – зарабатывайте сами. Мы вам денег не дадим больше, чем было. Думайте сами...
Вот сидят погранцы, и думают. Некоторым заставам придали особый статус и наделили правом сдавать участки границы в аренду. В общем, жить на заставах стало веселей. И напряжение стало меньше на границе. Но условия, - условия везде очень разные. Где-то населённые пункты и дороги, а где-то – глухомань непролазная. Зато всем дали право самостоятельно устанавливать цену за проход через их участки. И где-то нарушители уже тропы целые натоптали! Чтобы сократить число нарушений границы, переименовали «нарушителей» в «туристов». Нарушителей сразу стало в разы меньше. А там, где появились тропы, теперь делают настилы из досок, чтобы было ходить удобнее, и чтобы новых троп не натаптывали.
Так, постепенно, к некоторым «экспериментальным», «пилотным» заставам за счёт государства стали прокладываться новые дороги, линии электропередач. Стали строить аэропорты. Остальные же заставы служили по-старинке. Наблюдая за тем, как развиваются «пилотные заставы».
Постепенно пограничники стали выполнять не свойственные им задачи. А задачи - наращивать поток пограничных туристов. Пограничники строили настилы, пункты обогрева, ночлежные домики, бани. Обязательным стало сопровождение через границу. Не бесплатно, конечно. Обозначили специальные тропы, через которые можно проносить через границу разное имущество, товары, средства. Поскольку есть спрос на эту деятельность, и она приносит прибыль, то такие участки со специальным пропускным режимом были выделены для некоторых застав. Чтобы не было противоречий с законами, некоторые участки границ объявили «экспериментальными участками», «особыми зонами развития». Над теми заставами, которые жили на государственное обеспечение, и не обеспечивали себя сами, стали посмеиваться. Пограничников этих застав стали подозревать в том, что они «что-то мутят всё равно», обвинять их в том, что они не приносят дохода в бюджет охраняемой ими страны. Всё не так? Да, выдумка. Но.
Вот то же самое происходит с заповедниками у нас. Кто-то скажет, - правильно, зачем нужны они, границы, и зачем нужны они, заповедники. Кто-то скажет – ну ты сравнение сделал...
Да, сравнивать трудно. Вообще, я не знаю, с чем можно сравнить заповедник. Разве что, с тем заповедным, что есть в каждом из нас. С тем, что мы вмешиваемся в то, и пытаемся преобразовать то, что непостижимо выше нас. Это то, что породило нас, и что поддерживает наше существование сейчас. Миллионы и миллионы лет предшествовали тому, чтобы мы были здесь, и сейчас. И нам, такое впечатление, всё это вот сильно очень перестало нравиться. Мы стали ощущать себя не комфортно здесь. Нам мало. Нам надо изменить всё. Под себя. Под каждого. Мы отделились от корней. Но не взлетели ещё. Хотя можем и взлететь, и поднять на воздух всю поверхность, - преобразовать всё на Земле до неузнаваемости. Что-то нас сдерживает? Не оно ли, вот то самое чувство заповедного? – Не тронь! - Да так. На всякий случай. А?

Про ос

Тот, кто писал инструкцию к препарату "против ос", очень мало что знает об этих созданиях
Я тоже имел о них весьма поверхностное представление, поэтому действовал по инструкции, более мне близкой. То есть, сперва я дал им "себя обнаружить". Потом я попытался "сделаться больше", задрав над головой единственную на себе рубаху. - "главное, не бежать" - гласил следующий пункт "Инструкции".
Короче, - действия по "инструкции при встрече с медведем" совсем не обязательно, что срабатывают при встрече с осами. А инструкция к препарату против ос писана явно, -"не кровью".
- Это я сочинил, про рубашку. На самом деле, я побрызгал осиное гнездо препаратом, днём, когда все осы были на работе. А на другое утро, спокойно надел на гнездо целлофановый пакет, чтоб вынести его куда подальше. Накануне я даже посмотрел французский мультфильм "Минюскулы". Вообщем, я понял, что всё в том мультфильме - правда, когда пакет зажужжал у меня в руках. - Да ну вас вовсе... - подумал я, и оставили всё, как было. - Делайте, что хотите. В конце концов, осы очень мирные ребята, и сами первыми не нападают. Я уверен был, что пакет они прогрызут, успокоятся, обдумают своё новое положение, и, либо оставят как было всё, либо улетят в другое место.
- Улетели, - подумал я на следующее утро, услышав, что в сарае (гнездо было там) была тишина. Я взял пакет в руки... Из прозрачного пакета на меня, как в том мультфильме, смотрело несколько десятков глаз. Все - на низком старте. Нет, смеяться рано, - я и на этот раз оставил всё, как есть. И пакет, и пчёл, и сарай.
В конце концов, ос я из сарая вынес в ведре с крышкой. Забеспокоились они только тогда, когда я вытряхнул ведро на копёшку сена, в дальнем углу огорода. Впрочем, забеспокоились они как-то весело. Похоже, они пережили приключение, - не больше. Кажется, все осы были молодыми. - маленькими. Я даже рад, что отрава на них не подействовала. Получил я всего только один укус, не оставивший следа.
Смешного рассказа про искусанного меня не получилось.

На остановке

- "Самый лучший папа №1", - написано на растянутой животом футболке.
- Он звонил целый час, и рассказывал всем, что едет в Краснотурьинск. Потом к нему подошёл приятель, и будущий пассажир автобуса рассказал ему, что едет в Краснотурьинск.
Что-то важное.

- Он меня нах... послал, - говорила маме девочка, лет семи. Мама выражала негодование, но девочка невозмутимо объясняла маме, что она всего лишь цитирует одного мальчика.

Они прыгали по всей автобусной остановке, как воробьи, мало обращая внимания на ожидавших здесь автобус будущих пенсионеров.
- На Сосьву, купаться!
- Я доплачу до города, и позвоню твоим родителям, пусть они тебя встретят! - угрожала тётка девочке, обронившей чёрный пакет. Девочка слезла с верхнего яруса остановки, и прижала пакет обеими руками к груди.

Голубь ходил по подсолнечной шелухе, и хотел клюнуть меня в ногу. Ему казалось, что под моими шлёпанцами непременно лежит целая семечка. Я шевелил пальцами, и голубь отпрыгивал недалеко, и снова прицеливался в меня клювом.

Автобус пришёл с большим опозданием. Но тут подошёл ещё один автобус, и оба водителя вместе с кондукторами долго стояли вместе и курили. По-моему, они даже не разговаривали. Обменявшись дымами от сигарет, автобусы разъехались в разные стороны.