?

Log in

No account? Create an account
Поискал информацию о том, что происходит в заповедниках. Много чего, в том числе и такое

Read more...Collapse ).

Даже с учётом того, что журналисты всё перепутали, это слишком.
И, да, 45 километров в снегу по ночному лесу для детей - тоже слишком.
19-20 апреля 2018 г. в Москве состоялись Шестые чтения памяти Феликса Робертовича Штильмарка, где были подведены итоги конкурса на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка 2017 года, и научная конференция «Заповедные территории на пороге второго столетия».

Чтения памяти Ф.Р. Штильмарка были организованы Центром охраны дикой природы и Институтом проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН.

По возвращении в «свои снега», и немножко придя в себя после столицы, мы делимся впечатлениями от конференции.
Конференция, это, прежде всего, люди, участники конференции. Мы увидели наших товарищей, соратников, носителей Заповедной идеи. Учёных, являющихся стержнем заповедной системы. Мы были…. Дома.
Сейчас трудно найти человека, не разбирающегося в «экологии»: так же, как в медицине и образовании, - разбираются все. Очень много советов на тему того, - что нам делать с заповедниками, как и куда им надо развиваться, - исходит извне: от журналистов, психологов, военных, политиков, туристов, - от кого угодно. И совершенно не слышно голоса специалистов. Как будто все пытаются спасти подводную лодку, вытащить её на берег, считая, что она затонула, и никто не хочет слышать сигналов экипажа этой лодки о том, что лодка не затонула, что она находится в плаванье, идёт намеченным курсом. Разве что неплохо было бы просто услышать экипаж, наладить двустороннюю связь, и помочь в том, в чём есть необходимость! Поэтому особенно важно было увидеться и послушать людей, которые способны к услышать и понять «заповедный экипаж». Это те учёные, которые занимаются Заповедным Делом «снаружи». Находясь вне государственной заповедной системы, они обеспечивают связь заповедников с академической наукой.

Сегодня очень часто учёные пользуются заповедниками, как столовой, в которой можно недорого подкрепиться полезной информацией. Они приезжают в заповедник, как в гостиницу, и всё, что требуется от заповедника – это койка, транспорт, чтоб донесли и прибрали, и чтоб не мешали. Появился термин «научный туризм». И роль заповедников сводится к предоставлению платных услуг, обеспечению комфорта и безопасности посетителей – будь то учёные, будь то отдыхающие. При этом нещадно эксплуатируя труд добровольцев, детей в том числе. И, честно сказать, заповедники сами очень постарались, чтоб так произошло. Здесь, на конференции, мы окунулись в совершенно иную атмосферу, атмосферу товарищества, единения. Очень хорошо, и спасибо организаторам особое за то, что были приглашены люди, специалисты, «выбитые» из системы. Преступно выбитые, по несогласию с «генеральной линией». Они нашли себя, они успешны в делах, но вот для заповедников это большая потеря.
Что касается программы конференции, то надо сказать, что впервые, пожалуй, мы увидели такие интересные, такие разнообразные, географически обширные и очень дискуссионные темы. Дискуссии после каждого доклада приходилось прерывать, чтоб хоть как-то оставаться в регламенте. Не было ни одного «сухого», «отчётного» доклада. Да и быть не могло.

Особенно хочется сказать о конкурсе. Сегодня много публицистики, очерков, отчётов, отзывов о заповедниках, которые страшно читать. Читаешь, и думаешь – где я? В обществе складывается странное отношение к работе в заповеднике, как к непрерывному строительству дорожек для туристов и бесконечной уборке мусора, как к территориям отдыха и развлечений. Опять же, - заповедники сами очень постарались для этого. Место Феликса Робертовича Штильмарка, как популяризатора заповедного дела, по-прежнему остаётся за ним, он по-прежнему занимает это место, по-прежнему в строю, с нами. Поэтому появление книг о заповедниках, о работе в заповедниках, написанные «с натуры», очень радует и должно быть высоко оценено. Чему и способствует конкурс.
Что хочется пожелать. Чего не хватало. Не хватало молодёжи. Именно старших школьников, студентов. Для нас встретиться, увидеть, поприветствовать В.И. Данилова-Данильяна, А.В. Зименко, О.В. Смирнову, Ю.Д. Нухимовскую, Н.А. Формозова, было очень важно. Очень важно встретиться с коллегами, работающими в разных концах нашей страны. Почувствовать, что мы – не одни. Почувствовать, что у нас есть тыл, есть, на кого опереться, есть, кем быть услышанными, понятыми, востребованными.

Мы очень довольны, что привели на чтения своего сына, и он окунулся в эту атмосферу, что у него была возможность начать своё собственное знакомство с заповедной наукой.
Представьте, как важно это для молодых людей, выбирающих, «делать жизнь с кого». А их, - школьников, студентов – не было (было двое, тех, что мы знаем). Как минимум, хотелось бы видеть в конференц-зале КЮБЗ, и дать им слово, наравне «со взрослыми». Еще более хочется вытащить на чтения молодёжь из заповедников. Может, придумать для них отдельный конкурс. Уверены, что такие «дети» есть в некоторых заповедниках. Конечно, адова задача – отделить реальную работу молодёжи от всей этой публичной кутерьмы, которую мы все плодим для отчётов, тем более что Дела в заповедниках у молодёжи могут быть очень разноплановые. Хорошо бы, чтобы в Москву приехали и были поощрены не дети, собравшие наибольшее количество мешков с мусором, а дети, грамотно и умно использовавшие заповедник по назначению, и поучаствовавшие в его жизни!

Ещё одно очень странное, где-то глубоко, создалось впечатление, дежа-вю, - ощущение того, что где-то за стенкой заседает Комиссия РАН по Заповедному делу. Будто она выполняет секретную миссию, и тайно смотрит за нами.

Ну и последнее, но очень важное, - спасибо организаторам за щедрый стол! Было вкусно и обильно. Все были сыты и добры.
Вот не понимают жизни нашей некоторые выступающие в телевизоре. Мол, ужас-ужас, столько-то россиян не имеют в доме канализации, топят печки дровами, воду приносят из речки. Роются в грядках.

Не понимают.

Не у всех есть дар делать деньги из воздуха. Не у всех. Не у всех есть творческий дар. А если у тебя ни того, ни этого нет - как же ты вообще? Кто ты, и никак.

А вот, если ты наготовил дров, сам. Воды наносил. Да еду сам вырастил или добыл. Ногами, руками. Спиной.
Посетил мужественно на минус тридцать пять холодный туалет на улице - и вышел от туда победителем! - Вот ты чувствуешь сразу жизнь. Ощущаешь её, осязаешь и обоняешь. Ну и что, что ты не богач, не талантлив. Зато - мужик. У тебя есть лопата и колун.

А когда у тебя в доме газ, и канализация и водопровод, и телевизор, то в тебе уже протест растёт и зреет. Непонятно, против чего. Да вот, против этого и зреет. Просто ты этого не понимаешь. Хорошо, если тебе некогда, если ты делаешь по 500 рублей в минуту. Или творишь, как бог. Тогда ничего не важно. Ни медицина, ни экология, ни ЖКХ, ни образование, ни Китай, ни Америка, ни Украина, ни ракеты. А если диван и телевизор, и туалет в доме.... - Протест!

Так что, с другого надо боку подходить. Не пронимает нас этот ужас-ужас. Это не ужас, это скрепа, покрепче поповской будет. Но на это обращать внимание, наверное, уже не надо. Есть города, есть Краснодарский Край и Ставрополье. Москва с 10% населения России. Вот они важны для телевизора. Как остальные что думают - неважно. Просто потому, что их нас мало. Ничтожно мало. Посмотрите на карту плотности населения России. И что не понятно?

Что я хотел-то? Да, 21 век. Да, мир, называющий себя цивилизованным, так уже не живёт. Но жизни в нём от этого не больше, чем здесь. Где здесь? - Здесь.

Mar. 4th, 2018

Новое слово в финансовых механизмах.
"Окрашивание этих средств — механизм, который стимулирует эффективность работы....".
Я знаю про "отмывание средств"

https://www.kommersant.ru/doc/3561278

Я так понимаю, что "окрашивание" - это когда средства переводят из одного бюджета в другой. Здесь конкретно - из регионального (туда ведь штрафы по 8.39 уходили?) в федеральный.

Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть.

Но. Смотрите. Вот договорились о том, что мы, на фоне того, как мы используем природу и какой вред ей причиняем, договорились выделить специально ООПТ, в частности - заповедники. Чтобы заповедники отличались от других природных территорий тем, что на них не ведётся хозяйственная деятельность, исключается прямое влияние человека. И посадили эти ООПТ на такую финансовую диету, чтоб только-только не померли.

Потом придумали - давайте уже не особо охранять это ООПТ, и запустим туда туризм, и за счёт этого ООПТ будут получать деньги. Отвалили на реализацию "пилотных проектов" по развитию туристической инфраструктуры на территориях ООПТ кучу денег. (ну, туда-сюда их окрасили, отмыли, опять окрасили) - Много ли их досталось заповедникам, и большая ли часть достаётся заповедникам от тех турфирм, которые осели в заповедниках? Я не знаю.

Теперь, реально глядя на ООПТ, можно заметить, что там, где рядом с ООПТ дымит заводик, или на территории есть прииск или скважина - те ООПТ живут побогаче, чем те, где с природой всё в полном порядке. Опять же, ООПТ, менее сохранённые и менее охраняемые, живут лучше, за счёт того, что охраняются не особо. Простите за тавтологию, - "не особо охраняемые ООПТ".

И вот, придумали, что финансовое благосостояние инспекторов будет тем выше, чем больше будет нарушений заповедного режима и причинения ущерба. Отлично!

Или не очень?
Я - не знаю. Государевым мужам виднее там.
Я знаю только, что наш заповедник по уровню финансирования в самом конце списка. Не знаю, почему. Но знаю, что мы стремимся соответствовать своему статусу заповедника. Не шикуем от федерального бюджета, но и не бедствуем, работаем нормально для тех условий, которые есть сейчас. И этого достаточно (я не говорю про зарплату, она - маленькая, тут даже нечего спорить), принимая во внимание, что всем тяжко порой.

Но если мне кто скажет - давай уже, ты перестань особоохранять, давай пусти меня попользоваться территорией заповедника, я тебе денег дам. А если я ущерб причиню природе - я его оплачу, и ты себе машину купишь, на курорт съездишь, или зубы вставишь, или грыжу вырежешь.... Давай! То я .... подумаю. И скажу, - нет. Я скажу - нет - если подумаю о заповеднике, о том, что я, и все мы, тут делаем. И я абсолютно уверен, что, если честно кто скажет, тот, кто развивает тот же туризм в заповеднике, если честно - он понимает, что он не "развивает" заповедник. Хотя именно так это сейчас называется. Но не скажет так. Не каждый скажет честно. Кто дочитал до этих строк, тот понимает, что написано тут.

Мы один раз в истории приняли благотворительность, за то, что пустили телевизионщиков на снегоходах на территорию. У них прям проект был огромный и письмо от Правительства области по этому поводу. И тогда мы на эту благотворительность...... все прошли медосмотр. Ну было такое, что у заповедника не было средств на медосмотры. Сейчас не так, повторю - сейчас - хватает бюджетного финансирования. И на бензин тоже, и на спецодежду - хватает. Вездеход - да, вездеход трудно купить. Но можно без него обойтись. Нет, если мы начнём на территорию туристов возить, -тогда да, тогда надо вездеход. Понимаете? Или дорогу построить, чтоб толпы людей на легковушках, вон, как на Байкал - приезжали. Но можно обойтись и без дорог. Если о заповеднике думать, как об ООПТ.

О состоянии территории. Не должно плохое состояние, и ухудшение состояния территории, стать и быть источником финансового благосостояния людей, обеспечивающих хорошее состояние этой территории. Иначе что? - Так и до членовредительства додуматься можно.

Ой да.... Заканчиваю, сейчас мне дрова привезут, машину, за 8000 рублей. А мог бы я бесплатно навозить какого-ни-будь ветровала из заповедника, или нарасчищать просек, минполос, пожразрывов? Или по дороге до заповедника, а не из заповедника, - не скидывать в сторону деревья, которые пилишь, расчищая дорогу, а бросать их в кузов? - Не могу. Всё нормально.

Может, какую-ни-будь страховую систему придумать? -
- Застрахуй заповедник.
Первая часть.
БЫЛОЕ.

Неправда, что плохое забывается. Я помню, как местные писаки гнобили директора заповедника нашего, Анну, когда потерялись девочки; когда был пожар; когда один инспектор воткнул в другого отвёртку, поссорившись из-за бензопилы; когда другой инспектор, спустя несколько часов после заезда, был срочно, по приказу директора, вывезен с дежурства с признаками гангрены, и умер спустя 2 дня в больнице, куда его отказались сперва принять и отправили из приёмного покоя домой, а после на скорой привезли; когда "товарищи" сдали старшего инспектора, подставив его "под браконьерство".... Любой несчастный случай, происшествие, был желанным поводом для писак уличить хоть в чём-то заповедник. Чтобы понимали вы, на каком уровне это писалось, два примера. Один полицейский чин писал (в комментах соцсети), что якобы Анна носилась, чуть ли не "на метле", нагая, по Всеволодску, ... Другие писали, что она прячет у себя в огороде танк.
Кто старое забудет, тому оба глаза. Кто помянет, тому - глаз. Так что безвыходная ситуация, выбираем меньшее. Почему я об этом и персонально вспомнил? Может, вы поймёте ниже.

Вторая часть.
ГРЯДУЩЕЕ

Вот ни разу Анна здесь не "местная". Более того, "она была в Париже, и я вчера узнал, - не только в нём одном.."(В.С.В.). И это тоже как-то задевает: - Какие-то хиппи на земле моих предков понаехали и не пускают меня в заповедник (примерно так кричал один чиновник, впоследствии - глава города). Да. Кордонов с банями у нас нет. Попить водки в укромном (заповедном) месте - не про нас. Но не любят нас не только за это. Мне казалось иногда даже, что не любят нас даже справедливо.
Вспомню случай. Однажды поехали проверить охранную зону. Смотрим, - сидят шишкари, у костра - становище целое, орех трут. Мы на них "наехали". А они, мол, что вы тут на нас "наехали" - вон там (слышно рёв мотора) трелёвочником шишку бьют! Мы - туда. Да, трелёвочник наезжает (без кавычек) на кедры, подминая под себя всё, долбит кедры по стволам в щепу, - бьёт шишку. Мы его выгнали. И на нас шишкари тогда с уважением смотрели, провожая взглядом трактор. Но чёрт его знает, может, они завидовали тем, у кого трелёвочник был. Ведь им не угнаться за ними в сборе шишек. А трелёвочник был у главы посёлка, ему его подогнал директор лесхоза. И все власти городские, от начальника ГАИ до пожарного, уговаривали не возбуждать административное дело....
С Шемуром начало было меняться во мне что-то, закралась такая "народная справедливость". Когда рыбаки говорили - Вы тут нас за три хвоста в полицию тащите, а у вас (у ВАС, бля!!!!,- не у них) медники всю реку отравили. Вы тут с нас за прутик сломанный ущерб насчитываете, а вон сколько леса закопали под отвалы.... я думал себе - да, чего это я "обижаю маленьких"?
Да. Так о чём? Карьер Новый Шемур вскрыли вместе с Шемуром. Хотя общественные слушания по его строительству провели в 2017 году, а руду стали брать в 2011. И примерно лет 5 ходят слухи о том, что, то тут то там, плывёт по рекам дохлая рыба, что муть идёт невозможная. Охоники, рыбаки, туристы... - все любители природы (чувствую на их фоне себя "профессионалом природы") Недавно услышал про сенокос. Лет 40-60 косят на Шегультане траву, по берегам. А что такое покос на Шегультане? Это купание в речке, это рыбалка. А в этом году, только представьте - невозможно было даже окунуться, - неслыханное дело - воду для питья приходилось везти с собой!!! Нет, вы только представьте, ждёте поры сенокоса, лето, зной, комары, - и не искупаться. Не представляете? Тогда представьте, - вы год ждали, копили деньи, прилетели в Крым к Чёрному морю, чтоб купаться, а оно чёрное от нефти. Понимаете теперь?

Часть третья.
ДУМЫ

Есть Думы Городские, Областные и Государственные. Моя - государственная. Никак не меньше. На меньшее не согласен. А думы такие.
Вот как-то не бомбануло никого. Конкретно пример. Выгоняем рыбаков с Шегультана. Они привычны уже, смиренно уходят, бросив - Всё равно делать тут нечего, рыбы нет. Плюнули в речку, и - адью. Ну, сволочи-заповедник. Ясно же. Других свидетельств грязной воды "хрустальных прозрачных горных речек" - масса. Вот Ивдель колыхнуло. Да. Мэр Соколюк, говоря, что из Ивделя воду забирать не надо, что надо на скважины переходить, обмолвился, мол - террористы в речку яду бросят выше водозабора, - и всё! Это, как будто, оправдывает тех не-террористов, кто травит воду без умысла злодейского. - От чистого сердца. Так вот. Речки наши - травят. Представьте такую ситуацию в Германии или Швейцарии. Да запроста. Там, вы не поверите, тоже и руду добывают и металл плавят. А теперь представьте, что все видят отраву в реке, терпят и молчат, молчат и терпят. Представили? Я - нет. А у нас - да. Именно так и происходит. Потому что мы не стукачи, стукачи - не мы. Западло нам. С одной стороны. И с другой - безнадёга. - А ули толку?
Справедливо и то и это. Имеет место. Исторически. Мы ополченцы тихие против такого государства, которое было. А почему оно было? (с подвохом да, двойным дном вопрос).
И вот кто "заставил" испить кислотной водицы шемурское начальство? - Да. Анна, директор заповедника, привезла и напоила-таки. Конкретно. Даже зам главы города отпил, на пробу. Хотя его и отговаривали. И все удивляются - как же это, не может быть, мы же всё правильно построили. Но никак не как директор заповедника она это делала. Это вы себе отметьте красным шрифтом. Ни лесхоз, нирыбнадзор, - никого рядом не стояло, - "всё хорошо, прекрасная маркиза".
И не важно, "достаёт" ли директор заповедника снегоходчиков, проехавшихся через заповедник, или человека с ружьём, прошедшегося "к себе" в избушку, или туриста, просто прогулявшегося на гору, или рыбака, всего-то три рыбки поймавшего(ся) . И нифиа не служебный долг. Просто гражданская ответственность, которую я видел только у "пиндосского Гринписа". И это не та гражданская ответственность, которая наступает по имущественному иску. Это то, о чём писал поэт, мол, поэтом можешь ты и не быть, а вот гражданином - обязан. Где те граждане? Я знаю где. Это - "пиндосская" "Эковахта Кавказа", которую, как и "пиндосский" Гринпис мочат патриоты-"казаки" на Кубани. И это "какие-то хиппи на земле моих предков" - защищают эту землю от потомков этих предков и от пришлых "варягов". От того, что одни творят. А другие молча терпят.
Нет, такого не будет, чтоб кто-то из "местных" пошёл биться в суд за "землю своих предков". Это будет делать "пиндосский" Гринпис. А мы будем "кидать в него" тухлые яйца - статейки и комментарии. И по заповеднику тоже. И полицейский будет говорить нам в телефон - вы (заповедник) нам только проблемы создаёте. (это млядь в погонах люди).
И это вот каша такая какая-то, а не думы.
Вот браконьер, с одной стороны. УГМК - с друой. А оба - по одну сторону. И там же, на той же стороне - полиция, "власти". Я не говорю, что так есть всегда. Так бывает. А должно "бывать" наоборот. Хоть иногда. Браконьер не будет "стучать" на недобросовестных природо-недро-лесо-пользователей, хоть они всё кругом изничтожат, потому что они все, мозг их - из одного теста. Он лучше пойдёт сожгёт кордон в заповеднике - это ему по силам и по уму. И полиция его защитит. Не будет она возиться с этой "мелочёвкой". Но, господа.... Кто тогда тут "пиндосы", на земле нашей?

Часть четвёртая.
ВНЕЗАПНАЯ

А при чём тут водоотведение? Да нифига его нет, ни на Шемуре, ни на Ново-Шемуре. Потому что небось ничаво да авось никто не заметит, (тайга глухая), да сэкономили, да недоглядели, да недоучились, да недоучли. И голова забита другим. Телевизором она забита. Как гвоздём.

Часть пятая
ПОСЛЕДНЯЯ

Нет, не думайте, что заповедник прям-таки в окружении "врагов". Нет, сильно поменялась ситуация со СМИ. Городские власти поддерживают морально и чем могут. "Шемурцы" обеспокоены водой. Никто не посягает на территорию, с мотопутешественниками мы, скорее, подружились, чем поссорились, туристы прозрели массово, видя разные заповедники - в общем, поддерживают "Денежкин Камень". Как долго это продержется? Не знаю. Долго. Если только на начнём мухлевать тут, "развивать" не начнём. А мы не начнём. Так-то.
Пора заканчивать.

Новые политтехнологии

Хотите знать, как лишить граждан избирательного права? - Дело проще пареной репы! Рецепт прост.
Надо захотеть провести забастовку, причём, хотеть этого надо не в настоящем времени, не в будущем, а в прошедшем: - хотел провести.
Не верите? Вот компетентный вывод: "Забастовка избирателей, которую штаб оппозиционера Алексея Навального в Екатеринбурге хотел провести 28 января в рамках всероссийской акции, лишает граждан «конституционного права — избирать», считают в министерстве общественной безопасности Свердловской области".
- Правда так сильно боятся, да?

Год экологии, финал

Вообще-то, нельзя серьёзно так к этому относиться, я имею в виду подведение итогов Года экологии. Вот, очень забавно и противоречиво, противоречиво и забавно показалось это всё:

https://news.rambler.ru/other/38514643-yugra-provalila-god-ekologii-v-rossii/?updated

http://www.ural.aif.ru/society/ecology/god_ekologii_na_urale_chto_horoshego_on_prinyos_sverdlovskoy_oblasti

https://ugra-news.ru/article/21112017/58685

https://7x7-journal.ru/item/101085

https://www.chel.kp.ru/online/news/2942752/

https://ndn.info/publikatsii/17605-ekologicheskaya-sinergiya

Вот, в Ростовсой области объявили 2018 год Годом детского спорта. Представляю, сколько проверок предстоит пережить детским спортивным учреждениям, и сколько не переживёт.